Купить билеты на поезд онлайн

Укажите маршрут и дату поездки, чтобы узнать расписание и купить билет на поезд

      Осмотрщица вагонов Екатерина Астанина о своей работе в интервью для РЖД

       

      75a224f31c883ad013beef204cbeb5fecb313ed84cc02d2d1455abedcf58f19a

      Профессии, как известно, делятся на “мужские” и “женские”. Представительниц слабого пола, выбравших для себя нелегкий физический труд, работу со сложной техникой, можно назвать настоящими героинями нашего времени. Одна из таких героинь – 30-летняя Екатерина Астанина. С 19 лет она трудится в железнодорожном депо “Инская”, что в городе Новосибирске. С какими стереотипами приходится ежедневно сталкиваться на рабочем месте? Мешает ли маникюр? Что общего у осмотрщиков вагонов с музыкантами? Обо всем этом она рассказала нам.

      Миниатюрная Катя на фоне огромных грузовых вагонов и платформ выглядит будто Дюймовочка. Впрочем, сама она видит в своей миниатюрности сплошные достоинства, мол, под вагоны залезать гораздо проще и удобнее. Ее форма спецодежды ничем не отличается от мужской: форменная жилетка, теплая куртка с карманами для многочисленных инструментов. Коллеги-мужчины смотрят на нее с восхищением и уважением. Неудивительно, ведь Катерина – не просто мастер своего дела, она еще и девушка очень красивая.

      На железную дорогу я устроилась в 2007 году. Детство мое прошло в городе Тогучине, это сотня километров от Новосибирска. Отец всю жизнь посвятил железной дороге, занимался обслуживанием путей, мать и сестра – медики, а я долго сомневалась, какую же профессию выбрать, оканчивая школу, не имела представления о том, кем хочу быть. Одна из подруг посоветовала подать документы в железнодорожный техникум Новосибирска. Решила попробовать, тем более что место в общежитии там предоставляется, квартиру снимать не придется. Чтобы гарантировать дальнейшее успешное трудоустройство, мама помогла с целевым направлением. Железнодорожное предприятие платило за мое обучение, а я, после получения диплома, обязана была какое-то время на нем отработать. С поступлением проблем не возникло. В техникуме поняла, что оказалась на своем месте. В группе стала старостой, стипендия была целевая, ее вполне хватало, плюс еще были поощрительные добавки за успехи в учебе. В общем, к родителям за финансовой помощью обращаться не приходилось.

      Еще по ходу обучения решила устроиться в депо “Инская” на должность слесаря. Работа интересная была: приходилось трудиться в операторной, менять приборы. Физических нагрузок хватало, никакой спортзал нужен не был. Получение пятого разряда дало право на работу по осмотру поездов. Первый свой выход до сих пор помню, очень нервно: а вдруг ошиблась, пропустила что-то? Опыта-то минимум. Потом все эти ощущения пропали, появилась уверенность. С начальством мне откровенно повезло, я была под руководством Риммы Кермас, в железнодорожных кругах личности очень известной (трудовой стаж на ЖД – более трех десятилетий, орден “За заслуги перед Отечеством” второй степени, награды “Почетный железнодорожник”). Римма очень помогла мне в освоении профессии.

      На данный момент работаю сменами. Сначала 12 часов днем, потом столько же ночью, выходные – двое суток. Специализируюсь на грузовых составах, слежу, чтобы вагоны были в технически исправном состоянии. Это он только с виду простой, железный и прочный, а на деле – очень тонкий организм, состоящий из массы мелких элементов. Сломается один элемент – пойдет цепная реакция, случится серьезная поломка, авария. Для выявления неисправностей часто приходится ориентироваться на слух, он должен быть не хуже, чем у музыканта. Стукнешь, например, специальным молотком по колесу и по отзвуку понимаешь, есть ли дефект. Целое колесо отзовется звоном, а трещина глухо звучит. Аналогично работаем и с буксовым узлом, если после удара молоточка слышен дребезг, то механизм разрушается. Своевременно не обнаружишь неисправность – колесо попросту отвалится, а последствия у этого крайне серьезные. Когда состав прибывает в наше депо, автоматика считывает температуру колес, операторы фиксируют данные и отправляют их нам. Мы проводим тщательный осмотр, контролируем температуру нагрева. Если обнаруживается неисправность, то вагон отцепляется от состава и отправляется в ремонтные мастерские.

      Мои коллеги – преимущественно мужчины, разного возраста, от студентов до пенсионеров. Работать с ними лично мне легче, чем с женщинами. Не завидуют, не ссорятся, наоборот, относятся с заботой. Как специалист я ни у кого нареканий не вызываю, да оно и понятно, 11 лет уже здесь. Единственное, некоторые машинисты возмущаются, мол, понабрали девчонок, да что они умеют-то! Но я адаптировалась к этому, пропускаю мимо ушей.

      В будущем планирую дорасти до должности инженера по браку. Я свою работу хорошо знаю, начинала с азов, всему училась на практике, так что во многих тонкостях разбираюсь. Но без высшего образования инженером не стать. Наша фирма всегда поддерживает сотрудников в дальнейшем обучении, так что направление в ОмГУПС точно дадут, только заявление надо подать. Но пока подожду, ребенок у меня слишком мал еще, времени на учебу банально не хватит.

      Когда знакомым рассказываю о специфике своего труда, то почти никто не верит: “Преувеличиваешь ты, мол, сидишь в теплом офисе и бумажки раскладываешь!”. Нет, никаких бумажек и даже никакого тепла. Под вагонами приходится лазать много, независимо от погоды, снег, ливень, мороз – все одно. Тяжелее всего именно в мороз и зной. Вы только вообразите, 35 градусов духоты, а ты под железным вагоном, от которого просто валит жар, колеса простукиваешь. Но я привыкла. Выносливость выработала. Некоторые, кстати, слыша о моей профессии, просят руки показать. Видят гладкую кожу, красивый маникюр и утверждают: “Да разве этой рабочие руки?! У тебя мозоли должны быть, следы от мазута!”. В общем, к стереотипному мышлению пришлось привыкнуть.

      Муж, к счастью, тонкости моей работы понимает прекрасно. Он сам когда-то трудился в монтажной путевой бригаде. Мы даже учились-то в одном техникуме, просто не вместе. Поэтому при знакомстве он и бровью не повел, когда узнал, кто я по специальности. Я рада, что мы представляем одну сферу: не был бы он железнодорожником, вполне вероятно, что часто ссорились бы из-за моего напряженного рабочего графика.

      Люблю ли свою работу? Да, люблю. Для меня важно ощущение нужности, это стимулирует к дальнейшему профессиональному росту и развитию. Заработной платой довольна, иногда премии бывают, если обнаруживаем скрытые дефекты. В социальном плане тоже много преимуществ. У нас поликлиника своя, без очередей почти. Воспоминания? Да, и они есть. Как-то с напарником проводили осмотр вагонов, плановый, как обычно. Лето было, ночь. Пара часов до конца смены, устали оба. И тут услышала я тоненький писк из вагона. Напарник – мужчина рослый, подтянулся, посмотрел и увидел внутри, среди угольных куч, маленького котенка. Он сам черный, глазищи желтые, мяукает жалобно. Решила себе оставить. Взяла домой, помыла. Назвала Угольком. В общем, пополнение случилось в нашем железнодорожном семействе.